Владислав Галушко (vladgalushko) wrote,
Владислав Галушко
vladgalushko

ПЕТЕРБУРГ – МОСКВА – ЛЬВОВ – КИЕВ – ПЕТЕРБУРГ

Необходимость решать важные проблемы во Львове и невозможность далее откладывать их решение заставили нас поехать в Украину. Перепуганным питерским друзьям, знакомым и соседям, узнавшим о том, что мы едем «в самое логово врага», мы пообещали вернуться живыми и даже здоровыми, высказав предположение, что не всё так ужасно, как отсюда кажется.
Сейчас добраться из Петербурга во Львов не такая простая задача, как было раньше. В советские времена города связывали как минимум три ежедневных поезда и один или два ежедневных самолёта. Постепенно исчез авиарейс, затем стало сокращаться количество поездов, пока в 2012 не отменили и единственный остававшийся. Сейчас между Россией и Украиной нет вообще никакого авиасообщения. Поезда из Питера до Львова прямого тоже нет. Вариантов добраться с пересадками существует несколько. Популярностью пользуются авиарейсы через Белоруссию или Турцию. Также есть несколько вариантов доехать на поезде с пересадками. Я остановился на железнодорожных вариантах СПб-Москва-Львов – туда и Львов-Киев-СПб – обратно. Билеты были куплены. Стоимость их была таковой, что за эти же деньги можно было бы недельку отвиснуть в Турции. Хорошо еще львовские друзья посоветовали попробовать приобрести билеты на внутренние украинские поезда на украинском сайте tickets.ua. Благодаря этому удалось сэкономить кучу денег. Посудите сами: купейный билет на поезд Львов-Киев при покупке через украинский сайт стоил 340 гривен (в районе 700 рублей). Тот же самый билет, на тот же самый поезд и на то же самое место сайт РЖД предлагал – внимание! – за 5200 рублей. За эти деньги можно было вдвоём от Львова до Киева прокатиться в СВ и еще осталось бы пару тысяч рублей на прогулку по Киеву. Лично мы за семь часов в Киеве потратили меньше. Поэтому мой вам совет: никогда не покупайте билеты на внутренние украинские поезда и на внутренние поезда других стран на сайте «Российских железных дорог». Это просто переплата за воздух. Как и вообще вся ценовая политика ОАО «РЖД».
Сев вечером в поезд до Москвы я немного смягчился в отношении РЖД. Вагон был новый и комфортный. Чистота, работающие биотуалеты и кондиционеры (которые, кстати, не гарантировал класс обслуживания) и даже исправная розетка возле каждого места. Можно спокойно подзарядить все свои гаджеты. Наутро по вагонам прошёлся начальник поезда и поинтересовался, хорошая ли была поездка и есть ли какие претензии. Претензий не было.

IMG_8361.JPGIMG_8366.JPGIMG_8369-1.JPG
IMG_8356-1.JPGIMG_8360-1.JPG
IMG_8345-1.JPG IMG_8346-1.JPG
Что можно посмотреть в Москве за четыре часа, два из которых ты планируешь общаться с родственниками, которых сто лет не видел, и пообщаться очень хочешь. Наверное, ничего. А еще нужно переместиться с вокзала на вокзал. Вот мы ничего и не смотрели. К тому же и четырех часов даже для обзорной экскурсии по Москве – маловато. Поэтому, взяв такси от Трёх вокзалов до Европейской площади, покатили мы по Садовому кольцу с Ленинградского вокзала на Киевский. Получилась небольшая прогулка. Несмотря на субботнее утро, движение на Садовом было довольно плотное. Зато это давало хорошую возможность неспеша рассматривать город и даже периодически что-то фотографировать в открытое окно. Благо погода была подходящая, солнечная. После питерских двух градусов тепла московские двадцать два воспринимались совсем по-летнему. Так в мой объектив попали пять из семи канонических московских сталинских высоток, к которым я был неравнодушен с детства, Москва-Сити и еще несколько интересных видов. Москва, с её эклектичностью, производит впечатление квартиры, в которой не закончена уборка: окна и полы уже помыли, пыль местами протёрли, а вещи по местам ещё не расставили. К тому же в некоторых местах ещё и ремонт продолжают делать.
В Петербурге недолюбливают Москву, ругают и критикуют её. Мне же всегда Москва была симпатична. Наверное потому, что я не коренной петербуржец.

IMG_8390-1.JPG


IMG_8380.JPG
Вагон от Москвы до Львова, даром что купейный, был из тех, в которых плакали и пели (читайте Блока). Несмотря на надпись на окне нашего купе (в последний раз вымытом ещё, видимо, в царствование Януковича): «Окно не открывать. Работает кондиционер» и на класс обслуживания, гарантировавший наличие биотуалета и кондиционера, ни того, ни другого там не оказалось. Это при том, что на солнце было под тридцать. И вообще состояние вагонов было такое, что уже во Львове мы с друзьями шутили, что это видимо «Укрзалiзниця» специально посылает в Москву такие вагоны, чтобы москали поменьше на Украину катались и испытывали при этом побольше неудобств. В общем, вместо того, чтобы продемонстрировать, что «Україна – це Європа», этот украинский состав всем своим существованием утверждал, что «Україна – це Росія, тільки гірше». Причём хуже, чем Россия года так 1993-го. Поскольку этот и все последующие поезда в нашем путешествии были украинского формирования, мы приуныли, ожидая, какие еще сюрпризы преподнесёт нам «Укрзалiзниця». Забегая вперёд, скажу, что все последующие поезда были классными и украинский перевозчик полностью реабилитировался. Пока же мы впитывали все прелести путешествия на некогда фирменном поезде «Верховина», сообщения Москва-Львов. Вагон наш был кладезем каких-то, странных звуков: стуков, скрипов и т.д. Периодически возникало ощущение, что ты спишь на работающем перфораторе.
Первое приятное впечатление от поездки в этом поезде у нас возникло под вечер, когда мы прикатили на таможню. Учитывая те, особо дружеские отношения, какие существуют между Россией и Украиной последние года три, необходимость ехать по загранпаспорту и с каким-то там разрешением на въезд, а также многочисленные страшилки на тему, мы готовились к худшему. Конечно, загранпаспорта и разрешения у нас были, в багаже мы не везли ничего провокационного, да и вообще ехали с самыми дружескими намерениями. Но тем не менее, какой-то внутренний напряг присутствовал. Но оказалось, что прохождение таможни и паспортного контроля – простая формальность. На российско-украинской границе с такой лёгкостью мы редко когда проходили контроль даже в мирное и спокойное время. Даже про вызов в Украину никто не спросил.
На следующее утро и в вагоне, и на улице сильно похолодало. За ночь вагон наш остыл и мы стали мёрзнуть. Я намекнул проводнику, что неплохо было бы хоть немного протопить. Оказывается, это было не меньшей проблемой, чем накануне включить кондиционер. Как выяснилось, машинист отопление не включает, а у самого проводника в вагоне уголь закончился. Было желание послать его за углём на Донбасс, но я сдержался. Угля у него, похоже, действительно не было, так как он и сам сидел, напялив на себя наверное всю одежду, которой располагал. Единственной сервисной услугой, которую мы могли в полной мере получить в этом поезде, был чай. Проводник наш каждые полчаса засовывался в купе и со взглядом побитой собаки интересовался, не хотим ли мы чая. Лучше бы водки предложил.




Во Львове мы остановились у друзей. Радушно принявшие нас друзья, Володя и Наташа, не только предоставили нам свой дом, но и всячески поддерживали нас морально. По вечерам мы собирались за столом и вели задушевные беседы, а иногда они вытягивали нас в какое-нибудь кафе или ресторан. За неполную неделю во Львове я выпил, наверное, больше, чем за предыдущие несколько лет.
Мне сложно писать про Львов объективно и объективно его оценивать, поскольку это мой родной и любимый город. Но если постараться абстрагироваться и в нескольких словах описать моё впечатление от визитов во Львов в последние лет пятнадцать, то обращает на себя внимание контраст между центром и остальной частью города: в центре типичный западноевропейский город с древней и богатой историей и со всеми необходимыми атрибутами: милые уютные кафешки и сувенирные лавки на каждом шагу, толпы туристов, преимущественно поляков, весёлая и доброжелательная атмосфера праздной тусовки; подальше от центра – такое ощущение, что вернулся в 90-е годы. Правда, ощущение 90-х возникает не только на окраинах Львова, но во многих других украинских городах. Только в этих других городах, в отличие от Львова, нет такого западноевропейского центра и 90-е там повсюду. Впрочем, за прошедшие с моего прошлого визита четыре года внешне не стало хуже. Понятное дело, что лучше тоже не стало, но этого и не могло случиться, поскольку после революций и переворотов лучше не становится никогда.
 
(без названия)  

(без названия)

(без названия) IMG_5315.JPG

Что действительно заметно изменилось, так это цены в магазинах. Обладая рублями или какой другой валютой чувствуешь себя, конечно, в преимущественном положении. Всё-таки рубль за последние годы подорожал к гривне в два раза. Но и цены в магазинах выросли примерно раза в три с половиной – четыре по сравнению с 2013 годом. Цены же, например, за услуги ЖКХ – вообще отдельная история. Как вам счёт за газ за один из зимних месяцев в размере 8000 гривен (17500 рублей/310 долларов/280 евро)? Лично в моей голове даже с трудом не уложилось. Что касается продуктов, то у меня сложилось впечатление, что питаться во Львове дешевле получается в кафе, чем готовить самому. Зайдя в ближайший супермаркет и ни купив там практически ничего, мы оставляли на кассе как минимум гривен триста. Обед из первого и второго на двоих во вполне приличном кафе в центре города обходился нам в 150-200 гривен. Застолье на шестерых с салатами, первыми и вторыми блюдами и неоднократным пивом в самом центре, на площади Рынок, в прекрасном ресторане потянул на каких-нибудь 1200 гривен (примерно 2500 рублей). В Питере на такие деньги вшестером можно перекусить разве что в «Макдоналдсе».






Что ещё обратило на себя внимание в этот приезд: гораздо чаще, чем раньше слышал я во Львове русскую речь. Пожалуй, так много её я там не слышал с 80-х годов. Реакция на русскую речь со стороны местного населения абсолютно нормальная, если не сказать доброжелательная. Если выразиться точнее, то более доброжелательная, чем в предыдущие мои туда визиты. Хотя у меня с этим и раньше никогда проблем не было, тем более, что украинским я владею свободно. Впрочем, как мне рассказали во Львове, так много русской речи стало ещё и благодаря беженцам с востока страны. Беженцев этих недолюбливают, как объяснили, за нахальное поведение. Впрочем от беженцев с востока стонут не только во Львове, но и в других регионах Украины, а также в России и даже в Крыму, который и сам легко мог повторить судьбу Донбасса, будь люди чуть менее вежливы.
Порошенко и вообще нынешнюю власть не любят и критикуют что во Львове, что в Киеве. За всю поездку я не услышал ни одного доброго слова об украинском президенте. Зачем, спрашивается, голосовали за него три года назад? Оказывается думали, что этот уже вдоволь наворовал и когда станет президентом, воровать не будет. А вы удивляетесь, как удалось задурить голову многомиллионному народу. Выходит, что и дурить никого особо не надо было.
Если попытаться резюмировать моё впечатление от этой моей поездки во Львов и вообще в Украину, то могу сказать, что по сравнению с прошлыми, мирными временами я не ощутил какой-то разницы в отношении простых людей к таким же простым людям, приехавшим из России. Наше российское гражданство не вызывало абсолютно никакого негатива. Я в данном случае говорю исключительно о своих личных впечатлениях, которые основываются только на том, чему свидетелем был я сам. СМИ, как украинские, так и российские, явно перегибают палку нагнетая обстановку, в результате чего люди в наших странах побаиваются ездить друг к другу. Сейчас многие в России с опаской думают о поездках на Украину. Я, в свою очередь, неоднократно говорил во Львове, что в том, чтобы приехать в Россию нет особых проблем, но похоже так до конца и не развеял опасений тех, кого зазывал в гости.

 
Покончив с делами во Львове и распрощавшись с друзьями мы сели на поезд Львов-Киев. Поезд этот сильно отличался в лучшую сторону от того, на котором мы приехали во Львов из Москвы. Прекрасный новый вагон, чисто, свежее бельё и прочие мелочи и прелести, делающие путешествие куда более комфортным. Даже узнать, свбоден ли туалет, можно не вставая с полки.
Вообще я заметил, что поезда внутреннего сообщения были гораздо лучше по сравнению с международными российско-украинскими, что у нас, что на Украине: чище, аккуратнее, вежливые, симпатичные проводницы, а не рыночные торгаши в форме проводников, да и публика более цивилизованная.


Киев встретил нас летней жарой и цветущими каштанами. Во Львове нас пугали высокой стоимостью киевского такси. Видимо всё познаётся в сравнении: поездка на такси от железнодорожного вокзала до Крещатика обошлась нам дешевле, чем стоимость проезда на двоих в маршрутке в Санкт-Петербурге.

(без названия)
(без названия)

В Киеве нам повезло с погодой. А еще повезло приехать туда в семь утра. Утро выходного дня – лучшее время для прогулок по большим городам. Оказавшись в полвосьмого на Крещатике, мы почти не увидели там людей. Как замечательны были пустынные улицы начинавшего просыпаться города!

(без названия)

Помимо почти полного отсутствия людей, на Крещатике не было и машин: Киев готовился к «Евровидению» и главная улица города была перекрыта – на ней организовали фанзону.

(без названия)

Чуть ближе к Площади Независимости, а также и на самом Майдане были сооружены какие-то инсталляции, напоминавшие, что помимо «Евровидения» на Украине также планируется празднование Дня Победы.
Впрочем, за точность названия этого праздника в современной Украине я не ручаюсь. Да и само оформление сего мероприятия было каким-то альтернативно-толерантным

. (без названия)(без названия)







Герои УПА оказывается тоже сражались с нацизмом. Хочется верить, что это лишь официальная точка зрения не имеющей поддержки народа власти, а обычные люди думают по-другому




















(без названия)
Сожженный революционерами Дом профсоюзов прикрыли ширмой с красивеньким лозунгом

Вокруг фанзоны прогуливалось несколько охранявших её полицейских, а также кучки каких-то непонятных личностей в камуфляже, с крайне неприятными физиономиями. На рукаве одного из них я разобрал надпись: «Батальон Святослав».
Очарованные, даже несмотря на камуфлированных личностей, Киевом, мы побрели от Майдана в сторону Софийской площади, к Софийскому собору и Михайловскому Златоверхому монастырю. Оттуда – к Старокиевской горе, с её старейшей киевской липой и фундаментом Десятинной церкви Богородицы. А дальше – на Андреевский спуск, мимо дома 13, где жил один из самых известных киевлян Михаил Булгаков. Потом по Боричеву Току к фуникулёру. И, полюбовавшись Днепром с Владимирской горки, вернулись обратно. В Софии Киевской даже ещё успели послушать экскурсию.

(без названия) (без названия)
(без названия)
Софийский собор

(без названия)
Михайловский Златоверхий монастырь

(без названия)
Памятник Богдану Хмельницкому

(без названия)(без названия)
Фундамент Десятинной церкви Богородицы на Старокиевской горе. На заднем плане, правее здания, видна липа, которая считается старейшей в Киеве.

(без названия)
В Андреевском соборе взгляд жителя Петербурга,
избалованный барочным творчеством архитектора Растрелли, улавливает что-то родное


(без названия)(без названия)(без названия)(без названия) (без названия)(без названия)






В доме № 13 по Андреевскому спуску расположена квартира-музей Михаила Булгакова. Прохожим о писателе напоминает еще советских времён мемориальная доска, памятник, установленный уже во времена независимости, а также номерная табличка: "Алексеевский спуск, 13". Под таким названием улица фигурирует в "Белой гвардии" и "Днях Турбиных".




















(без названия)(без названия)
Улица Боричев Ток

(без названия)(без названия)(без названия)


Но вот прогулка по Киеву завершилась. Мы на вокзале у своего вагона. Он был открыт, шла посадка, но проводника не было. Мы спокойно зашли и сели в своё купе. Проводника, точнее проводницу, зашедшую в купе за билетами, мы увидели впервые, когда поезд уже катил в сторону Петербурга где-то в районе Дарницы. Теоретически мы совершенно спокойно без всяких билетов могли прокатиться до Нежина, поскольку при посадке у нас их никто не проверил.
Когда я брал билеты от Киева до Санкт-Петербурга, я специально взял два нижних места. Расчёт был прост: поезда, во всяком случае купейные вагоны, зачастую идут на этих направлениях полупустые и если ты берешь в одном купе два нижних места, есть шанс ехать вдвоём, без попутчиков. Довольно часто такой номер у нас проходил. Но не тут то было. Ушлая и энергичная проводница Валя пробежала по плацкартным вагонам и предложила всем желающим за дополнительную плату пересесть из плацкартного в купейный вагон, в котором было достаточно свободных мест. Так в нашем купе появился мужичок лет пятидесяти, представившийся Васей. Вася ехал откуда-то из-под Черновцов, от мамы и жены, в Санкт-Петербург, где он работает кем-то вроде сантехника. Из Черновцов Вася вёз лоток свежих яиц, сало и пирожки, заботливо приготовленные женой. В Питер Вася вёз букет ландышей – для бабы.
M7d2zAYDEFc.jpg

Из-за этих ландышей Васю чуть не ссадили с поезда украинские таможенники. Бережно укутанные романтичным Васей в полиэтиленовый пакет и спрятанные в дальнем углу ящика под полкой краснокнижные цветы попались, таки, на глаза бдительному украинскому таможеннику, который тут же изложил Васе суть вполне обоснованных претензий (Красная Книга, фитосанитарный контроль, запрет на ввоз и вывоз и вообще: неможна). Вася, с удручённым видом человека, идущего на расстрел, пробубнил, что готов выкинуть цветы или подарить самому таможеннику. Таможенник согласился принять дар только при том условии, что ссадит Васю на ближайшей станции и оформит изъятие подарка как того требуют инструкции, поскольку поезд он задерживать не имеет никакого права. В результате непродолжительных препирательств представитель власти сжалился над Васей, отчитал его и пошёл дальше по вагону. Надо отдать должное таможеннику: за своё милосердие он не взял с Васи ни копейки, продемонстрировав всем, что коррупция в Украине побеждена навсегда.
Про сало и про пассажиров поездов, курсирующих между Россией и Украиной, стоит сказать еще несколько слов отдельно. Еще в Киеве, минут за пятнадцать до отправления поезда, к нам в купе забежала тётка лет шестидесяти и, радушно улыбаясь всем своим златозубым ртом, попросила приютить у себя пару кило сала, поскольку у неё его слишком много и злые таможенники, особенно белорусские, его обязательно отберут и съедят. Получив отказ, тётка побежала дальше. Дело в том, что года три назад Россия запретила ввоз продовольственной продукции из Украины. Поэтому теперь несколько килограммов сала или мяса таможенники могут расценить как мелкий опт и запретить его ввозить. Несмотря на это, а также на то, что все везущие прекрасно осведомлены об этой проблеме, люди продолжают упорно везти в Россию из Украины всяческую снедь, в основном сало, мясо и колбасу. Такое чувство, что это некая национальная экстрим-забава под названием: «Провези сало через кордон». Вообще публика едет колоритная. Например из Москвы во Львов одна из попутчиц по вагону везла несколько коробок пустых трёхлитровых банок. Назад уже другие попутчики волокли такие же трёхлитровые банки, но уже полные, с закрутками. И далее в том же роде. Этот странный феномен я наблюдаю уже многие годы, катаясь из России в Украину и обратно. Для меня он остается загадкой. Возможно, на Украине полагают, что Россия выглядит как марсианский пейзаж и здесь абсолютно нечего есть. Дорогие земляки с моей исторической родины! Уверяю вас, в России, в целом, и в Петербурге, в частности, несмотря на кризисы, санкции и контрсанкции, всё в порядке с едой. Перебои с продуктами в Питере последний раз возникали более 70 лет назад.
Но вернёмся в наше купе. Помимо сала, пирожков и ландышей у Васи были глубокие внутренние убеждения. К тому же Василий оказался весьма общительным попутчиком. Спорхнув соколом со своей верхней полки, Вася вольготно уселся на одну из наших нижних, на другую поставил свои ноги, к счастью, без обуви, и начал вещать. Вася говорил пламенно, проникновенно и убедительно, как булгаковский Полиграф Полиграфыч, предлагавший всё взять и поделить, но меня не убедил.
Васины убеждения тезисно сводились к следующему: во всём виновата советская власть, которая повсеместно, а особенно в его родных Черновцах, за 70 лет разрушила до основания всё лучшее, что было, и вообще – всё, не предложив ничего взамен. То обстоятельство, что советская власть в Черновцах фактически существовала с 1944 по 1991 год, то есть 47 лет, оратора нисколько не смущала. Он точно знал, что при румынах и особенно при Австро-Венгрии жилось значительно лучше, хотя и сам Вася, и видимо даже его родители родились уже в проклинаемую Васей советскую эпоху. Объяснить, какая неведомая сила за 26 лет после падения ненавистных Советов так сильно мешала изменить хоть что-нибудь в лучшую сторону и даже напротив, превратила родную Васину страну из богатейшей республики СССР в беднейшую державу Европы, и почему благополучно трудоустроенный при Советах в своих родных Черновцах, сейчас он вынужден кататься на работу почти за 2000 километров, в «отсталую Россию», Вася не смог. Более того, мои вопросы ничуть не поколебали, а даже и укрепили Васины убеждения. Он был уверен: и в этом всём виноваты Советы. Если честно, мне показалось, что Вася до конца так и не понял, о чём я его спрашивал. Да и какая, в общем, разница. Ведь законы логики и здравый смысл – ничто в сравнении с глубокими внутренними убеждениями.

Проснувшись утром где-то в районе станции Дно, увидел я за окном совсем иную картину, нежели накануне. Вместо буйной зелени, цветущих каштанов и тридцатиградусной жары в окне висело нечто, сильно напоминавшее картину Саврасова «Грачи прилетели», разве что только снег уже совсем растаял.
Вообще же станция Дно на фоне соседних полустанков выглядит вполне ухожено. Каждому советскому школьнику она известна благодаря маршаковской даме, сдававшей багаж и недосчитавшейся здесь своей собачонки. Считалось также, что здесь подписал отречение от престола последний российский император Николай II. Современные источники утверждают, что это неточность, и отрёкся царь в Пскове. После дамы с собачонкой на станции не осталось никаких артефактов. О лишившемся короны любимом императоре Натальи Поклонской напоминает портрет государя на стене одной из станционных построек. Эдакое гиперреалистичное граффити во всю стену.

Путешествие наше подходило к концу, мы приближались к Петербургу. Предприимчивая проводница Валя бегала от купе к купе, раздавая билеты, номера своих телефонов и прочие свои контактные данные. Обещала за толику малую перевезти из Украины в Россию и обратно что угодно и с комфортом домчать на 54-ом скором кого угодно, даже в отсутствие билетов и свободных мест в вагоне. Валя чем-то напоминала знаменитую проводницу, а впоследствии поп-звезду Верку Сердючку. Хотя и без столь весомых достоинств.

Дома нас жали дети, голые деревья и плюс три на градуснике.


P.S. Если кто решит повторить и проехаться из Санкт-Петербурга во Львов, то несколько полезных советов. Если ехать на поезде, то однозначно лучше ехать через Киев, а не через Москву. Киевский поезд гораздо лучше. Кроме того, если брать билеты через украинские сайты, то получается несколько дешевле. Говорят, еще можно доехать на поезде Санкт-Петербург – Кишинёв до Винницы или Казатина и там пересесть на поезда, идущие во Львов. Но поезд этот, вроде бы, молдавского формирования, и говорят, что состояние его несколько хуже описанного мною поезда Москва – Львов. Впрочем, про кишинёвский поезд знаю только по рассказам попутчиков.
На вокзалы в Санкт-Петербурге и Москве имеет смысл приезжать несколько заранее, поскольку там теперь тоже стоят сканеры, как в аэропортах, и все вещи пропускают через них. Это в некоторых случаях может создавать неожиданные очереди. Кстати, как на днях выяснилось, такая же ситуация и с автобусными вокзалами.
В рейтинге посещенных мною за эту поездку вокзалов (таковых было 6 штук) первое место отдаю Ленинградскому вокзалу в Москве: единственный вокзал, где я докатил чемодан от вагона до такси, не отрывая его от земли. Впрочем, если бы не сканер на входе, то на Ладожском в Санкт-Петербурге тоже всё цивилизованно. На остальных вокзалах в той или иной степени мне пришлось проявлять чудеса тяжёлой атлетики. Вокзалы Львова и Киева также неприятно удивили обилием на них всякого сброда. Раньше такого не было.
В Москве больше всего удивили тарифы на услуги камеры хранения: проезд в такси от Ленинградского до Киевского вокзала обошёлся нам в 550 рублей, а подержать пару часов две сумки в камере храения на Киевском вокзале - 780 рублей.
Tags: Киев, Львов, Москва, Украина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments